Category: музыка

"Гимн проституток"

У каждой песни – своя судьба. Одни становятся всенародными хитами, а другие бесследно канут в небытие, забытые слушателями и самими артистами. Еще есть категория песен, становящихся профессиональными гимнами. Моей песне «Купи мне», вышедшей на саундтреке к первому «Бумеру», например, суждено было стать гимном проституток, о чем я даже не догадывалась, пока три года назад по воле случая не выступила с концертом в одном элитном борделе.

Однажды мне позвонил тогда еще работавший директором «Запрещенных барабанщиков» Иван Трофимов (через месяц или два он с ними расстался), которого я на тот момент еще совершенно не знала, и предложил поучаствовать в сборном концерте. «Барабанщики» должны были выступать на частной вечеринке с певицей Славой, но та в последний момент отказалась, а потому он обратился ко мне с просьбой заменить ее со своим репертуаром. Предварительно Трофимов дал послушать заказчику болванку моего первого (тогда еще неизданного) альбома и ему она очень понравилось.

Я спросила, что будет за публика, на что Ваня поведал про какой-то красногорский «клубешник», приличную мужскую компанию, празднующую день рождения и прочий респект. Оплату посулил еще до концерта. Я согласилась. Гонорар заплатили действительно сразу, но в остальном реальность, как выяснилось позже, очень сильно разошлась с трофимовскими рассказами.

«Напрягаться» я начала еще по дороге на концерт. Ехавшие со мной в машине ребята из моей группы (параллельно они играли в «Ландышах» и «Каберне Денев» и неплохо знали Ваню) в разговоре обронили, что Трофимов говорил им про какой-то публичный дом. Поняв в каком «клубешнике» нам предстоит выступать, я сразу «села на измену» и сообщила, что ехать никуда не хочу, предложив вернуть деньги. Ребята стали меня всячески успокаивать: «Да, ладно тебе, вон «Запрещенные барабанщики» играют и ничего».

Дальше – еще круче. Въезжаем в Красногорск, везде какие-то заброшенные дома, закоулочки, и вдруг - огромный забор с понатыканными всюду камерами и гигантскими воротами. Просто «Замок Людоеда» из сказки. Хорошо, что наш водитель оказался крепкого телосложения. Оценив архитектуру строения, говорю ему: «Дима, на всякий случай пойдешь со мной. Скажем, что ты наш звукорежиссер».

Заходим в помещение, а там 20 голеньких барышень в костюмах зайчиков (впрочем, меховые «ушки» и «хвостики» на них при всем желании очень трудно назвать костюмами). Я вообще уже в шоке! И тут же грузная «мамаша», заметив мое замешательство, подходит и вещает тягучим баском: «Да не переживай, все нормально будет, никто тебя здесь даже не тронет».

Огляделась по сторонам: какие-то комнаты везде, а оттуда такие запахи… Трава и все прочее в изобилии! Сидят пятеро мужиков лет по тридцать пять отроду, отобрали себе каждый по две гетеры и неспешно беседуют. Видно, что у людей «чисто мальчишник».

Отыграли мы наконец-то концерт. И тут ко мне стали подходить восторженные работницы сферы услуг за автографами: «Ой, «Купи мне это» - наша любимая песня!». Между прочим, очень красивые барышни. Разговорилась с одной - высокой, модельной внешности, холеной красоткой.  Выглядит просто шикарно! Она, как выяснилось, заканчивала на тот момент третий курс, получая второе высшее образование в «инязе». Я говорю: «А вам-то все это зачем?» Она: «Я за вечер получаю около двух штук баксов, иногда даже «трешку».

Потом я сталкивалась и с другими подтверждениями трепетного отношения представительниц данного «профсоюза» к моей песенке из «Бумера». Есть у меня знакомые, обожающие «тусоваться» с «девушками легкого поведения» в дорогих клубах Москвы и Питера. Они-то мне и рассказывали: «Крутят, Свет, твою песню через каждые полчаса. Подходят телки и заказывают». Так что, «Купи мне» - хит у столичных путан. Впору, наверное, им уже «корпоратив» затевать с приглашением на него любимых артистов. При таких заработках организаторов за гонорары исполнителей можно не беспокоиться. 

"Вина"

Когда начинают хвалить мои записи, я мысленно делю комплимент на две части. Не потому, что не верю, а потому, что лучшую часть каждый раз хочется отдать Ане Тимофеевской, моей близкой подруге. Словом «звукорежиссер» вряд ли можно точно передать то, что умеет Аня. Знаю, конечно, что у нее большой опыт работы со звуком: высшее образование плюс годы практики в питерском клубе «Молоко». Знаю, что сейчас на студию «Братья Гримм», где, она работает, приезжают записываться звезды. Но при этом думаю, что искусство, которым Аня владеет, звуком не ограничивается. Перед тем, как тебя усадить за микрофон, она сама входит в тот же образ. Большинство партий даже разыгрывает в лицах. При этом смысл песен часто раскрывается с неожиданной стороны.

Недавно я убедилась в этом, когда мы записывали песню «Вина». Я в ней пою о том, как девушка переживает разрыв с любимым. Гармония отношений нарушена, хотя внешне, кажется, ничего не изменилось: «Не пострадал телеграф, и уцелели мосты // Я поменяла любовь на ощущенье вины». Слишком увлечешься мелодией, - и получится неискренне. «Послушай, - подсказывает Аня, - ты представь себе простую девочку, домохозяйку. Она поссорилась случайно, хочет все вернуть на свои места, оправдывается, хотя не знает, в чем. Решила на минутку забыться, выпила вина. Но до того, чтобы уйти в запой, еще далеко. Она же знает, что красивая,  понимает, что не сошелся для нее свет клином на этом парне»:

«Вина, вина, вина, вина,

как будто я тебе должна,

как будто я тебе жена,

как будто я тебе нужна».

Я с Аней согласилась, удивляюсь тому, как верно она представляет себе характер. Но передать голосом ощущение утраты все равно не могу. Как раз по дороге в студию нашла свою потерянную сережку, сижу счастливая. А запись из-за этого - ни с места.

В этот момент заходит охранник студии, говорит: «Там что-то с Вашей машиной, выйдите, посмотрите». Я выбежала на улицу, смотрю, - у машины переда нет. Какой-то тип, который стоял метрах в пятнадцати от меня, трогался с места и дал задний ход. Врезался в мою машину и укатил. Я попробовала, машина не заводится, двигатель поврежден, все, что можно, из него вытекло. Вернулась в студию, взяла микрофон, нужную интонацию нашла сразу же.

Кстати, камера студийной охраны его зафиксировала. Оказалось, большая шишка с телевидения. Вины своей, правда, до сих пор не признает: «как будто я ему должна».